Coalition

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Coalition » Прошлое и будущее » 08.07.1813. "Разум и чувствительность"


08.07.1813. "Разум и чувствительность"

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Дата: 08.07.1813.
Место: дом городского жителя
Участники: Тереза Кауфман, Мастер игры
Краткое описание: Францсбург - слишком маленький и скромный город для того, чтобы похвастаться шумными и пышными балами. Но даже провинциально-простой праздник, устроенный одним из городских жителей, - целое событие, которое после свалившихся на город тревог оказалось хорошим поводом отдохнуть и хотя бы на время забыть о треволнениях. И кокетка Ютта не преминула воспользоватся этой возможностью: то и дело раздается ее звонкий смех, танцы не прекращаются ни на минуту, кажется, ни один британский офицер не остался обделенным ее вниманием. Но понравятся ли подобные вольности ее старшей и более рассудительной сестре Терезе?

0

2

Едва получив приглашение на праздник, устраиваемый одним из жителей в честь собственных именин, Ютта обратила все свое внимание на то, чтобы как можно лучше подготовиться к этому событию: определиться с платьем («Ах, какая жалость, что нельзя сшить новое платье, - вздыхала девушка после того, как мать сказала ей о том, что это не представляется возможным, но тут же утешала себя. - Но ведь можно же что-то сделать и со старыми...»), выбрать ленты — и уже только эти два дела имели столько нюансов, что девушка была занята несколько дней напролет.
И пусть Ютта была легкомысленной, но вот чего у нее было не отнять, так это фантазии и умения обращаться с иголкой. Последнему пришлось научиться: если в крупных городах женщины могли обратиться к модистке, то в маленьком Фанцсбурге приходилось справляться своими силами — сшить новое, переделать до неузнаваемости старое — удивительно, насколько находчива и изворотлива порой может быть женщина!
И вот, когда долгожданный вечер наконец наступил, Ютта вместе с сестрой и матерью пееступила порог дома, в котором намечалось праздненство. Не смотря на то, что это было мало похоже на те балы, о который ей иной раз доводилось слышать от горожанок, имевших родственников в больших городах, Ютта была рада: не так уж часто (и уж, конечно, гораздо реже, чем хотелось бы девушке) выпадала возможность потанцевать, повеселиться. К тому же, подобная шумная обстановка была ей гораздо милее домашних стен, где было слишком тихо, и все были заняты своими делами, и лишь одной Ютте было ужасно скучно, и она чувствовала, что ничего не изменится в этом рутинном течении дней. Поэтому ее невероятно интересовали британские солдаты, приезжие журналисты — наверняка они столько всего повидали, столько могли рассказать... И могли вырвать ее из этого мирка, в котором все шло по кругу, - вдруг один из них и есть тот, кто ее полюбит, и кого полюбит она. С тем, чтобы полюбить самой, проблем не возникало: Ютта была влюбчива, и каждый раз грезила тем, что это чувство навсегда, и не приведи Господь было напомнить ей о том, что и неделю назад тоже случилось вот такое «навсегда». Мать относилась к подобному снисходительно, говоря, что и она, бывало, в молодости влюблялась до дрожи в коленках, и, ослепленая любовью к младшей дочери, совсем не замечала того, что вольности в поведении Ютты совсем не соответствуют той нравственности, которая должна бы быть присуща дочери доброго пастора.
Ютта покинула сестру и мать почти сразу после того, как они попали в этот гостеприимный дом, - в отличие от Терезы она не осталась без пары в танце и ничуть не скучала. И даже полагала, что и Тереза сможет найти себе компанию по вкусу и не будет донимать ее нравоучениями.
Девушка ничуть не постеснялась повиснуть на руке у молодого британского рядового, что оказывал ей знаки внимания, которые она с радостью принимала. Выйдя из круга танцующих, чтобы немного перевести дыхание, она громко смеялась, переговариваясь со своим кавалером, и подшучивала над тем, как слабо он говорит по-немецки. Ютта и молодой британец договаривались о свидании, но никак не могли придумать места, где их не отыскал бы любопытный глаз. Увлеченная обсуждением, девушка и не заметила, как нос к носу столкнулась со своей старшей сестрой. Ютта стушевалась и на мгновение умолкла, потому что ей стало неловко оттого, что Тереза могла услышать часть разговора, но, не смотря на это, руку, обвивавшую локоть британца, не убрала.

+1

3

Известие о предстоящем празднике настигло Терезу за работой. Всё дело в том, что за чем-либо другим её застать было крайне сложно. Правда, труд на тот момент оказался не то чтобы очень тяжёлым, она всего лишь латала отцовские рубашки, но всё равно новость, ворвавшаяся со счастливым криком младшей сестры, вызвала глухое раздражение. Оно усилилось тем более, что мать, пришедшая на шум, целиком (хотя и не так бурно) разделила радость младшей дочери и тот час же принялась обсуждать с ней способы обновить прежние наряды.  Ютта, разумеется, ныла и требовала купить новых платьев, но кое в чём Анна всё же умела проявить твёрдость, особенно с учётом того, что выбора у неё не было. Любовь к младшенькой всё же простиралась у неё не так далеко, чтобы лишить пропитания остальных членов семьи. Сошлись на новых лентах. Поставив последний стежок, Тесса привычно сослалась на головную боль и поднялась к себе. Надо думать, малявка за её спиной фыркала и строила рожи, выражая всё, что думает о занудстве сестры, но это было безразлично.
В одиночестве маленькую вертихвостку на чёртов праздник никто не отпустит, это было ясно сразу и сомнениям не подлежало. К тому же, приглашение касалось всех дам Кауфман (отец был занят в церкви, а братья постигали будущие профессии), но вот о том, чтобы как-то обновить гардероб Терезы речи никто не заводил, будто бы её в той гостиной и не было вовсе. Как это похоже на мать... и ведь не со зла, нет... скорее уж из самых благих побуждений. Миловидную да лёгкую на подъём Ютту ещё можно было выдать замуж пусть даже и без приданного, всё равно мужчины от её смеха теряли голову. А кому нужна она? Прослывшая вечно хмурой, с огрубевшими от домашней работы руками, по росту могущая дать фору некоторым мужчинам городка, да и ещё и явный перестарок?
Нет, всё верно... прихорашивать Тесс означает просто выбросить деньги на ветер... А мать не так глупа, как кажется...
Со вздохом открыв шкаф, Тереза уныло оглядела собственные платья. Сплошь тёмные, какие-то почти бесформенные и уж точно не шиты по последней моде. Ну и что?! Велика ли беда! Если подумать, то вон то тёмно-коричневое прекрасно пойдёт к глазам и волосам... да и кружевной воротничок где-то имелся. Кивнув самой себе, девушка вытащила выбранный наряд из мебельного заточения и с лёгкой улыбкой занялась рукоделием. На сей раз для себя. Оставалось горячо надеяться, что сестрица по своему обыкновению не ворвется в их общую комнату без стука.

Терезу Кауфман ничуть не удивило, что молоденькая, весёлая и, чего греха таить, вполне красиво одетая Ютта тут же стала чем-то вроде достопримечательности у здешних гостей, особенно служивых. Раздражало только то, что сама девушка не пыталась сохранить даже иллюзию сдержанности и неприступности, а тут же повисла на сильной, облачённой в форму руке. Саму Тесс от людей в форме всё ещё бросало в лёгкий озноб, но ей, к счастью, не нужно было даже изображать неприступность. В своём простом, коричневом платье с кружевной оторочкой у воротника она напоминала себе зачерствевший шоколадный торт, на который кто-то пожалел сливок, и с боем подступать никто не пытался. Как и подобает достойной старшей дочери она большую часть времени провела стоя рядом с матерью, готовая поддержать разговор и выполнить её просьбы. Поняв же, что от вида бесконечно кружащих пар и их громкого смеха её начинает слегка подташнивать Тереза пробормотав что-то не слишком вразумительное отправилась прогуляться среди гостей.
Право слово, лучше был она этого не делала. Не прошло и нескольких минут как она увидела Ютту. Раскрасневшаяся, явно разгоряченная танцем и довольная, будто кошка, она во всю флиртовала с каким-то... каким-то мужчиной, одним словом, и, судя по обрывкам речей, назначала свидание или принимала приглашение на него, но какая в сущности разница?! Стыд! Позор! Разохотилась, как последняя деревенская девка! Видимо, ощутив негодующий взгляд (одна радость - щёки наконец вспыхнули румянцем, а то ведь Тесс украдкой щипала их несколько раз, а бледность всё не уходила), дрянная девчонка обернулась на пол пути, и по выражению её лица было понятно, что радости от встречи она не испытала.
Что ж... Пороть её прямо на людях не станешь да и орать не слишком прилично...
- Ютта! Как хорошо, что я тебя нашла... - Тесс просияла. - Совсем заблудилась в этой толчее. Дом такой красивый, большой. Ты представишь меня своему уважаемому спутнику?

Отредактировано Тереза Кауфман (2012-09-15 00:40:16)

+1

4

Ютта мысленно посетовала на то, что Тереза появилась очень «вовремя». Впрочем, не впервой: пару раз уже случалось такое, когда старшая сестра прерывала ее беседу с тем или иным молодым человеком, а после, когда они оставались наедине, укоряла в безалаберности, распущенности... О, Ютта всех упреков и не припомнила бы, тем более, что, как только старшая сестра оставляла ее в покое, девушка тут же о них забывала. Но как бы там ни было, а свиданий она еще никогда не назначала и предчувствовала, что узнай об этом Тереза, а потом и отец (девушка не сомневалась в том, что о таком проступке старшая не сможет не поведать папеньке), будет скандал. Поэтому Ютту немало беспокоило вот что: слышала ли ее сестра, о чем шел разговор между ней и британцем? И если слышала, то как много?
Ничуть не удивившись радости и благодушию Терезы - все-таки старшая Кауфман была слишком благоразумна, чтобы затевать скандал на глазах у всех, Ютта нехотя ответила сестре:
- Да, конечно. Его зовут Джон Хайд, и он английский солдат. Джонни, - девушка повернулась к своему спутнику и улыбнулась, - моя сестра Тереза.
- Рад знакомству, - произнес молодой человек на ломаном немецком и вежливо склонил голову, приветствуя Терезу. Он чувствовал, как напряженно сжала его локоть рука Ютты, и понимал причины этого напряжения. Как и Ютта, он задавался вопросом, слышала ли что-нибудь ее сестра или нет? Он уже жалел, что поддался уговорам девушки: ситуация могла обернуться неприятно. В целом затея Ютты ему с самого начала не слишком нравилась — зачем скрываться, когда он мог открыто появляться в ее доме? Будучи юношей благородным, он не прельщался играми с девическим сердцем и действительно был увлечен Юттой.
- Джонни, послушай, не мог бы ты нас оставить на несколько минут? Кажется, моя сестра хочет со мной поговорить, - распоряжалась Ютта своим спутником. - Но не забывай, что я обещала тебе следующую кадриль, - девушка шутливо погрозила пальцем и отпустила руку британца.
Джон еще раз кивнул Терезе, не желая показаться не вежливым, и оставил девушек, чтобы они могли решить необходимые вопросы в отсутствие третьих лиц.
Лелея надежду на то, что Тереза ничего не слышала, Ютта не нашла ничего лучше, чем сделать вид, будто бы ничего и не произошло.
- Мы говорили о Лондоне, - заметила девушка между прочим. - Хотела бы и я там побывать, - она мечтательно улыбнулась, надеясь, что старшая сестра не задержит ее надолго. - Хотя... думаю, что местные туманы мне не понравились бы.

0


Вы здесь » Coalition » Прошлое и будущее » 08.07.1813. "Разум и чувствительность"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC